SANKER CUP 2017

SANKER CUP 2017
 

Ката длиною в жизнь - интервью с Алексеем Нуркеновым

_MG_5829

Спорт, как и искусство, часто называют универсальным языком, объединяющим людей. Если произведения искусства заключают в себе культурный опыт человечества, то спорт воплощает нашу самосозидательную природу. Ведь для того, чтобы состязаться в своей дисциплине, необходимо выковывать себя ежедневно. Некоторые сферы нашей деятельности сочетают в себе оба начала. Особое место в их списке занимают, конечно же, восточные единоборства. Именно они сочетают в себе поединки – практику со спортивной доминантой, – и выполнение формальных комплексов, где главенствует искусство. В карате первое получило название кумите (яп. "переплетённые руки", "схватка"), второе – ката (яп. "форма", "образ").

Окончательное место и роль ката – это вопрос, который обсуждается как минимум со времени зарождения современных стилей. Точки зрения варьируются от мастера к мастеру, от школы к школе. "Ката – не нечто зафиксированное и неизменное. Оно изменчиво как вода и повторяет форму сосуда, в котором содержится. Но это не разновидность красивого соревновательного танца, а великое искусство самозащиты, определяющее жизнь или смерть" – говорил основатель стиля карате Сито-рю Кенва Мабуни. Ему оппонирует мастер окинавского карате Мотобу Тёки: "Техники ката имеют свои пределы, и они никогда не были предназначены для использования против оппонента на арене или поле боя". Полемика продолжается и сегодня, но большинство мастеров уверены в целесообразности прилежного изучения и многократной проработки ката. Ведь как учил создатель стиля Сётокан Фунакоши Гитин: "Однажды выученное ката необходимо практиковать, повторяя до тех пор, пока оно не сможет быть использовано в чрезвычайной ситуации". И как говорил создатель стиля Киокушинкай Масутацу Ояма: "Мы должны относиться к ката как к буквам, на которых находят свое выражение предложения и фразы нашего каратэ".

В феврале 2017 года столицу Беларуси посетил тренер Национальной сборной России, Мастер спорта России международного класса и судья категории А по ката Нуркенов Алексей Халилевич. 11 и 12 февраля на базе МОО СК "Сэнкё" под его руководством состоялось проведение семинара с участием инструкторов и спортсменов из Минска, Мозыря и Санкт-Петербурга. О том, как проходил семинар, можно прочитать в соответствующем материале сайта. Мы же представим текст нашей беседы с мастером.


- Алексей Халилевич, скажите, как Вас приняла столица Беларуси? Бывали ли Вы в Минске раньше? Всё ли Вас устраивает с точки зрения организации работы?

- В Минск я приехал из Норильска. Я впервые в вашем городе, очень хотел посетить его и рад, что сделал это. Принимающая сторона организовала для меня обзорную экскурсию на автомобиле, показали, что и где находится. У вас очень интересно. До того, как состоялся разговор о том, чтобы приехать к вам, я слышал очень много хорошего о минском международном турнире SANKER CUP, и особенно – об уровне его организации. Поэтому когда поступило предложение, я был очень приятно удивлён. Теперь же я поражён Вашим отношением к работе даже в мелочах. Некоторые организаторы относятся к своим мероприятиям более формально. Вы же стараетесь, вкладываете душу. Когда видишь, что всё происходит с душой, это для меня важнее, чем что-либо другое. Это в принципе самое ценное в общении с людьми. Благодарю вас и желаю здоровья и процветания.

_MG_5830

- Список Ваших титулов и званий внушителен: Вы являетесь судьёй категории А по ката, Мастером спорта России международного класса и тренером национальной сборной России. А с чего начинался Ваш путь в карате? Кто направлял Вас, кого Вы взяли за образец? Как Вы стали тем, кем являетесь?

- Свой путь я начинал с дзюдо у тренера Андрея Николаевича Семедянкина. Сейчас он работает со мной в детско-юношеской школе: я обучаю детей карате, он – своей специальности. До сих пор с ним плотно общаемся и рассказываем своим ученикам друг о друге. Моё обучение дзюдо продолжалось до того момента, пока тренер не уехал из города для поступления в вуз. Случилось это обыденно: пришёл однажды на занятия, а на вахте сказали, что тренер уехал учиться. Я был расстроен. Но помимо дзюдо, в то время было гиперпопулярно карате. Благодаря занятиям борьбой я был хорошо развит физически, поэтому когда пришёл в секцию, то меня взяли. Первым моим тренером по карате был Александр Евгеньевич Тихонов. Ныне он занимает должность Президента Федерации карате города Норильска и Красноярского края.

- С 1997 по 2008 год я выступал как спортсмен за сборную России в индивидуальном и командном ката. Сейчас, отойдя от соревнований, занимаюсь больше тренерской работой, а также являюсь судьёй в ката. На мой взгляд, если человек разбирается в своём деле, то он может и судить, и обучать. Карате – это вся моя жизнь, я занимаюсь им с утра до вечера и не делаю больше ничего другого.

- Вы спросили, кого я взял за образец на своём пути. Как человек, мне очень импонирует Лука Валдеси – итальянец, трёхкратный чемпион мира. Мне нравится его отношение к людям и к своему делу. Он ведёт себя корректно, для него не характерны «звёздность», заносчивость, с ним очень приятно общаться. К Валдеси я ездил заниматься 6 или 7 лет, и он всегда тепло встречал меня, у нас сложились дружеские отношения. Занятия были очень плотными, в них было много индивидуальной работы. Я получал много дополнительной информации – помимо той, что давалось на семинарах. Луку Валдеси я считаю своим наставником во всём, что касается WKF. Он объяснил мне то, что японцы держат за рамками секретности. Обычно ведь японцы предлагают большие объёмы работы. Человеку нужно получить экстремальное удовольствие? "Сделай тысячу ударов". А то, как научиться правильно выполнять технику за 10 ударов – вот эти их секреты мне раскрывал только Валдеси.

_MG_5974

- Скажите, что означает Ваш статус судьи категории А по ката? Какие права он предполагает и какие обязанности накладывает в сравнении с другими категориями?

- Статус судьи категории А по ката позволяет судить финальные поединки на первенстве мира и Европы. На чемпионатах мира я финалов не судил, но на чемпионатах Европы работал. Ответственность колоссальная, очень сильно волнуешься, понимая, что от тебя зависит судьба спортсмена. И если примешь неправильное решение, то на этом и твоя карьера может закончиться, не успев начаться. Выполняя любую судейскую работу, я стараюсь быть максимально объективным – даже если после соревнований возникают вопросы наподобие "а почему ты за нас не проголосовал, мы же вроде как братишки". Быть судьёй в карате – это очень престижно, но вместе с тем очень непросто и ответственно.

- Вы являетесь судьёй EKF и WKF. По Вашему мнению, есть ли принципиальные различия в правилах двух федераций касательно оценивания ката?

- В WKF больше оценивают то, что называется "traditional". У спортсменов, выступающих на соревнованиях, гораздо заметнее тишина дыхания. Они стараются демонстрировать в меньшей степени физические данные и в большей степени техническую подготовку. В EKF "физическая" составляющая исполнения более значительна.

_MG_5820

- Для тех, кто посвятил себя карате, оно часто является не только спортом, но и стилем жизни. А для Вас это не просто стиль, а целый жизненный путь. Сегодня, когда Вы добились на этом пути таких успехов, есть ли куда стремиться дальше? И если так, то на что Вы делаете упор?

- Каждый тренер и каждый спортсмен, желающий чего-то достигнуть, ставит перед собой цели и обеспечивает нужные для них условия. Я стал мастером спорта международного класса, но к Валдеси попал поздновато. Если бы с моими амбициями и желанием достигать результата я приехал к нему раньше, будь у меня такой тренер, какой сейчас занимает пост Старшего тренера национальной сборной команды России по карате WKF – Зотов Сергей Александрович, очень грамотный специалист, – я мог бы реализовать себя гораздо лучше. На среднероссийском уровне я достиг неплохих результатов, но на мировом уровне молодые ребята достигают большего. Поэтому сейчас моя мечта и основная задача – реализовать то, чего не достиг сам, в виде своих спортсменов и своих детей. Моя дочь выступает на соревнованиях и уже три года подряд выигрывает первенство России в разделе "Ката". В позапрошлом году она выиграла детский кубок в Хорватии в возрастной категории 10-11 лет. В прошлом году в связи с финансовыми трудностями, к сожалению, никуда не ездили. Сыну 4 года, он сейчас тоже начал заниматься карате. И я вижу, что он гораздо сильнее физически и гораздо мотивированнее, нежели дочь, когда начинала в этом же возрасте.

_MG_6089

- А дочь сама хотела пойти заниматься?

- Сама она этого не хотела. Первое время я не заставлял, давая возможности позаниматься танцами, акробатикой, пением. Но всё время говорил ей, что карате – это главное. Дело в том, что я категорически уверен: далеко не каждый тренер сделает всё, чтобы ребёнок попал на соревнования. А отец – он последнюю рубашку с себя снимет ради того, чтобы ребёнок поехал, выступил и чего-то добился. Поэтому я считаю, что лучше сам всю свою душу и все свои знания вложу в ребёнка, нежели отдам его кому-то в Норильске. Не факт, что в таком случае я получу то же отношение к нему, которое могу дать сам. Я очень переживаю за это. Может быть, я слишком много беру на себя и в чём-то себя переоцениваю, но результаты очевидны. Моя дочь выигрывает все соревнования. Я знаю, что могу надавить на неё там, где это может сделать не каждый тренер, работая с чужим ребёнком. Я знаю, как сильно и в какие моменты она волнуется, как от волнения у неё могут начаться спазмы живота или что-то начинает болеть. Не каждый тренер в такой ситуации может взять на себя смелость ободрить, если надо, повысить голос, чтобы ребёнок собрался, настроился, вышел – и всех порвал. А я как отец просто вынужден это делать. Кроме того, я знаю своего ребёнка с младенчества, мне известны все её тонкости, нюансы, слабые места. Знаю, где надо надавить, чтобы потом ребёнок вышел и победил. Если же я буду работать как классический педагог – то, соответственно, никаких результатов не будет.

- Позвольте вопрос о Вашей деятельности у нас. Как Вы оцениваете работу наших спортсменов и тренеров в рамках семинара? Есть ли какие-то замечания, пожелания?

- Моё самое главное пожелание – чтобы люди вынесли из семинара как можно больше в информационном плане. У нас не было намерения замучить спортсменов, а потом говорить "какие они слабые, ничего не могут". В принципе, сегодня можно было вообще не заставлять спортсменов делать что-то, а просто рассказывать теорию. Но когда человек максимально поглощает теорию, нисколько не пропуская знания через мышцы, то информации усваивается минимум. Поэтому на семинаре никто ни на кого не наседал. Не было и невыполнимых задач наподобие "за несколько тренировок научить исполнять так, как это делают прославленные катисты". Была другая цель: чтобы люди поняли, почему нужно делать так, а не иначе. Усвоили одну из версий исполнения ката. Потому что версий очень много, каждый спортсмен адаптирует комплекс под себя – как он сам его понимает и как его научил мастер. Моей задачей было максимально продемонстрировать одну из сторон исполнения – сторону WKF. Именно так, как я рассказывал, исполняют ката во всём мире. Кроме японцев: они как делали, так и делают по версии JKA. И, как показывает практика, они в последнее время всех побеждают. У японцев вообще есть собственное видение карате, и поскольку я в своё время обучался у Валдеси, то у меня душа больше лежит к такой манере исполнения. Многое из того, что я преподаю, исходит от него.

_MG_5606

- На что Вы делали акценты на судейском семинаре?

- На семинарах для судей я стараюсь рассказать обо всех основных моментах. Дело в том, что сегодня распространено шаблонное восприятие судейства. Людей научили, как правильно судить, и они выполняют эту программу. Но в процессе выполнения не понимают, почему должно быть так, а не иначе. Я пытаюсь этот «шаблон» разобрать, объяснить, почему в конкретной ситуации должен победить конкретный спортсмен. В нашем виде спорта очень много тонкостей. И человеку, который действительно много времени тратит на занятия карате, легче судить, чем тому, кто этот путь не проходит.

- Расскажите о своём понимании того, чему Вы учите спортсменов. Существует мнение, что не бывает двух одинаковых исполнений ката. Если оно обосновано, то насколько много в материале семинаров Вашего личного опыта?

- Как и у любого человека, моё видение предмета складывается из личного опыта и опирается на него же. Будучи тренером по ката, мне гораздо проще объяснить, как достичь нужного результата, какие мускулы должны работать при исполнении. Своё тело я изучил очень хорошо. Могу, не опуская глаз, контролировать, где и в какой момент у меня работает конкретная мышца. Знаю, где нужно подать импульс для старта, знаю, как удержать баланс, где и когда надо опустить пониже диафрагму, поджать пресс, опустить плечи и т.д. Я настолько всё это прочувствовал на себе, что мне гораздо проще давать людям нужные рекомендации, чтобы достичь лучшего результата. Мне не приходится говорить спортсменам "сделай тысячу раз – и быстрее научишься". Когда я начинаю тренировать, они всё это чувствуют и им это нравится.

- А как Вы тренируете спортсменов?

- Моя манера работы следующая. Я стою за спиной у человека, исполняющего ката, и во время исполнения могу подсказывать, на что следует обращать внимание. Например, спортсмен проводит выход из блока. Я говорю ему: "Так, сейчас ты должен максимально натянуть ногу, приготовить её к старту, затем максимальный взрыв – и тут же "релакс"". Он выполняет рекомендации, а я оцениваю, хорошо ли получилось, подсказываю, где нужно держать баланс, на чём нужно сконцентрироваться. Просмотрев ката несколько раз, я отмечаю для себя ключевые моменты и места, где спортсмен совершает стабильные, систематические ошибки. Если, допустим, вижу, что человек не контролирует таз при переходе, то сообщаю ему об этом. И затем, когда стою у него за спиной как привидение, повторяю ему "контролируй при переходе этот момент, контролируй!", заставляя его эмоционально держать внимание на данном участке. Вместе со мною спортсмен проделывает ката ещё несколько раз, и через несколько тренировок начинает делать всё естественно. Мне гораздо проще так работать, потому что в таком случае я и чувствую, и вижу всё, что говорю спортсмену.

_MG_6010

- Вы посвятили ката свою жизнь. Скажите, чем именно оно является для Вас?

- Я всегда говорю детям, что ката – это искусство владения своим телом. Посредством приёмов, заключённых в ката, можно и нанести урон человеку, и самосовершенствоваться. Когда занимаешься кумите, то в 50-60 лет уже тяжело продолжать прыгать, скакать, "закидывать ноги". Ката можно заниматься гораздо дольше. Пусть с возрастом теряется интенсивность, но биомеханика, чувство баланса остаются с человеком навсегда. Ката – это самосовершенствование, саморазвитие, самосозидание и самодисциплина. Это титанический труд, который очень тяжёл психологически. Не каждый спортсмен готов столько работать над собой, сколько спортсмен-катист. Ведь с одной стороны, это очень скучно. Но с другой стороны, когда ты видишь, как самосовершенствуешься, и начинаешь понимать, что делаешь, то практика ката начинает восприниматься как должное – и более того, как неизбежное. Что она нужна тебе так же, как всем людям надо утром чистить зубы: если человек понимает, что хочет быть здоровым, то он будет это делать.

- Ваш девиз по жизни?

- "Прорвёмся!"

_MG_6093


Сергей Маевский.

Фото предоставлены Сергеем Филипповичем. Больше фото с семинара смотрите в клубном аккаунте Flickr.

Поделиться:

Отправить новый комментарий

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет показываться публично.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • You can embed tablemanager tables within your nodes using the following syntax:
    [tablemanager:table_id,pagination,admin_links,column=?|start=?|end=?,attribute=?|attribute=?|...]
Больше информации о возможностях форматирования

Присоединяйтесь к нам:

Контакты:

Наш адрес
г. Минск,
ул Некрасова, 7

Телефон
(c 9:00 до 20:00)
+375 29 611 7907

E-mail
senko@bk.ru

All visitors


Последние комментарии